Карикатура “Костер” Николая Муратова

Когда речь заходит о Великой Отечественной войне, многие вспоминают о больших батальных полотнах и ярких портретах советских воинов, авторами которых  были такие признанные мастера как Александр Дейнека, Пётр Кривоногов, Владимир Памфилов, Марат Самсонов, Пётр Жигимонт. Однако не стоит забывать о таком жанре, как карикатура. Для многих художников, что остались в тылу, газеты и боевые листки стали своими полями сражений с врагом.

С первых дней войны над созданием политических плакатов и карикатур работал наш земляк Николай Евгеньевич Муратов. Он стал одним из основателей и главным участником уникального творческого коллектива ленинградских графиков «Боевой карандаш». Это объединение сложилось еще в 1939 году во время финской кампании. Под обстрелом и под бомбежками, недосыпая и недоедая, художники много работали. Закончив поздней ночью агитационный лист и передав его для печати, они часто тут же и засыпали. Срочно напечатанный тираж немедленно отправлялся на фронт. В плакатах Муратова, выпущенных в «Боевом карандаше», ярко раскрылся его сатирический дар, изобретательность, блестящий талант карикатуриста.

Муратов тяготел к изображению персонажей и сцен, выхваченных из реальной действительности, постоянно прибегая к неожиданной трактовке, казалось бы, привычных терминов, но в непривычной ситуации, играл с подтекстами. К примеру, литературной основой его карикатуры «Костёр» стали слова «Песни цыганки», которую многие знают по первой строке «Мой костёр в тумане светит…». Только автор даёт её строкам совершенно иной смысл. Теперь костер – это подожженный из противотанкового ружья немецкий танк; в темноте ночи на мосту жди не любимого, а русского партизана со штыком. Во всём этом и была главная особенность стиля Николая Евгеньевича – лаконично, доходчиво донести смысл до простого зрителя в окопах. Он разоблачал миф о непобедимости гитлеровцев и вселяли веру в победу над ненавистным врагом.