“Тайга и люди” Владимира Пинигина

2 августа в Ненецком автономном округе и республике Коми отмечается День оленя, профессиональный праздник местных оленеводов. Однако это животное играло и продолжает играть важную роль в жизни всех, так называемых, народов Севера. Не исключениям служат и забайкальские эвенки и эвены, чей быт в своё время прекрасно проиллюстрировал известный в нашем регионе художник-график Владимир Пинигин.

Владимир Пинигин был одним из самых известных, талантливейших графиков Сибири и Дальнего Востока 60-80-хх. Он прожил короткую, но яркую жизнь. Его имя несколько десятков лет не сходило со страниц газет и журналов, звучало в телевизионных репортажах. Он принимал активное участие в городских, областных, зональных, республиканских, всесоюзных выставках. Он исколесил Забайкалье вдоль и поперёк. Результатом этих поездок стали несколько графических серий. Для художника Владимира Пинигина одной из основных тем творчества стали простые люди и их быт. Среди них были и эвенки, рассказ о них сплетается воедино в серии «Тайга и люди» 1971-1972 годов.

К примеру, две работы, озаглавленные как «Праздник охоты», показывают Сиҥилгэн – эвенкийский праздник первого снега, благословения зимовки, удачной охоты, так как с этого сезона начинается великая охота (собственно «синҥилгэн» и означает «первый снег»). На соседних изображения два вида соревнований: стрельба из лука и гонки на оленьих упряжках. Оленеводство – это во многом основа жизни эвенков (в том или ином виде олени отображены почти на двадцати работах этой серии). Отмечает автор и то обстоятельство, что в основной своей массе с этим промыслом связаны мужчины разных возрастов. Они занимались холощением двухлетних оленей, готовили и следили за ними во время перегонов, обустраивали загоны во время отёла.

Да и в обычной жизни, как и многие века до этого, эти парнокопытные были основным средством передвижения по заснеженной тундре и лесотундре. Практически всё, что окружало эвенков, так или иначе было связано с северными оленями: шкуры и мех шли на пошив одежды и традиционных ковриков (кумланов), устройство чумов. Мясо и молоко употребляли в пищу; кости, рога, и их производные широко использовались в быту – от создания игл до производства луков и многих других подручных инструментов. Так что не удивительно, что одним из самоназваний забайкальских эвенков служит слово «орочён», что происходит от слова «олень» на одном из местных наречий.